Олег МИЛИЩЕНКО,
заведующий музеем ОмГАУ

МУЗЕЙ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ

Весной 1928 года по инициативе профессоров К. П. Горшенина, П. Л. Драверта и К. Е. Мурашкинского был организован музей истории сельхозинститута.
Вторым рождением (если не сказать — возрождением) его считаю время горбачёвской перестройки, которая подняла по всей стране небывалую волну гласности, а с ней и огромный интерес к истории своего отечества. Появилось повышенное внимание к архивам, под его давлением стали срываться замки секретности, кисея лжи, искажений и недомолвок. Это повлекло и изменения в работе музеев, в частности нашего.
Музеи отошли от односторонней политизированной интерпретации истории, всё более объективно и разносторонне освещая историю страны, уделяя больше внимания общечеловеческим ценностям, культуре народа, краеведению. С другой стороны, на фоне острых общественных дискуссий о содержании, методике преподавания в обстановке общей реформы образования вопрос, каким быть университетскому музею ХХI века, приобретает особое значение. В вузовских музеях хранятся уникальные исторические, естественно-научные и художественные коллекции, составляющие обширную часть музейного фонда и историко-культурного наследия России. 
Можно, конечно, сделать «нелирическое» отступление и сказать, что нынешнее время для создания и развития, для обновления музеев в России, наоборот, видится самым неподходящим. Волны перестроечных новаций, до поры до времени лишь отчасти касавшиеся нашего дела, вздымаются всё выше и серьёзно грозят хрупкому музейному организму. Но жизнь нельзя остановить, и, как всякая система, система музейная не может не совершенствоваться, модернизироваться, приумножаться.
Как исторически развивалась общая идея или концепция нашего музея? Прежде всего — в динамике: от лесного музея — до музея Сибирского института сельского хозяйства и промышленности (1918—1928) Затем от музея Омского сельскохозяйственного института (ОмСХИ) 
имени С. М. Кирова (1936—1988) — до Народного музея истории ОмСХИ, 
а от него — до музея истории Омского государственного аграрного университета (ОмГАУ) с включением в последние пять лет музея истории Управления сельского хозяйства и продовольствия Омской области, ныне — Министерства (1997—2006). Случалось, что музей неоднократно «исчезал» из структуры вуза (1930 и 1937 годы), а иной раз просто не было средств на его содержание. Однако музей выжил, и сегодня это один из лучших вузовских музеев.
Ядро музея — экспозиция, посвященная истории университета. Она, с учетом того, что музей в вузе всё время возникал на общественных началах, является «сибаковской», самобытной, народной. 
Из архивных источников и свидетельств современников следует, что наш вуз берёт начало от Омской низшей школы молочного хозяйства — первого специализированного учебного заведения сельскохозяйственного профиля, открытого в нашем регионе в 1903 году. Это первый основополагающий исторический факт. Вторым заметным явлением стало то, что с 1918-го по 1934 год ОмСХИ, будучи единственным вузом сельскохозяйственного профиля за Уралом, стал кузницей кадров не только для сельского хозяйства, но и для управленческого аппарата местного и всесибирского масштаба. Специалисты, студенты, преподаватели вуза активно участвовали как в исследовании края, так и в составлении общегосударственных планов развития народного хозяйства в годы нэпа (Н. Е. Ишмаев, Г. В. Круссер, В. Р. Берг, В. И. Баранов, В. П. Балиев, П. Л. Драверт и другие), в годы первых пятилеток (К. П. Горшенин, И. В. Зезин, С. В. Башкиров, С. Г. Колеснев). А в 1994 году ОмСХИ стал базой для создания Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный аграрный университет», причем в самые неблагоприятные для аграрно-промышленного комплекса времена. Это помогло выжить фундаментальной и прикладной сельхознауке, сельхозобразованию в крае, позволило развивать их по самым современным приоритетным направлениям. И всё это нашло своё отражение в современном музее.
Чтобы музей вуза был «живым», много усилий приложили прежде всего ректоры Г. П. Сапрыгин и Н. М. Колычев. Активно работал музейный совет. И конечно же, самыми заинтересованными музейными активистами всегда были студенты.
Особое, новое дыхание музею придали новации в деятельности ОмГАУ. Это прежде всего проведение на базе гуманитарного факультета международных конференций «Сибирская деревня: история, современное состояние и перспективы развития», а также расширение экспедиционной («полевой») и архивной работ. Положительно на состоянии музея вуза сказалось объединение его с музеем Управления сельского хозяйства Омской области. Наш музей стал не только вузовским, но и краеведческим, новационным с точки зрения современных к нему требований. Региональный компонент даёт и надежду на его дальнейшее укрепление.
Не могу не сказать о своих соратниках и учителях музейного дела. Прежде всего называю имя Инны Васильевны Мишкиной — профессионального архивоведа, методолога музейного дела и замечательного экспозиционера. Нашему музею просто повезло, что она пришла сюда в 1977 году. И. В. Мишкина из разрозненных экспонатов, разномастных коллекций собрала и профессионально организовала музей, составила каталог всех экспонатов и архивных материалов.
Для «одухотворения» музейной экспозиции нужен был твёрдый идеолог — историк. Им стал первый председатель музейного совета Владимир Николаевич Червоненко. Это из-под его пера вышли такие важные обобщающие музейные труды, как «Очерки истории Омского сельскохозяйственного института», «Учёные Омского сельскохозяйственного института» и «Победители» (об участниках Великой Отечественной войны).
Продолжая работу по сбору материалов о ветеранах нашего вуза, особенно ярко проявила себя его выпускница, ныне председатель клуба «Ветеран», существующего при музее, Раиса Дмитриевна Зубарева. Она, неутомимый человек, активист и организатор, особенно много сделала для того, чтобы не ушла в небытие огромная когорта сибаковцев 1950—1970-х годов. Раиса Дмитриевна — свидетельница и летописец этого сложного и интересного времени.
Не могу не сказать доброго слова об Анатолии Сергеевиче Вахрамееве, много сделавшем для дизайна нашего музея. 
В пятидесятые годы на агрофаке при участии А. А. Мороза — тогда студента — был создан один из первых в Сибири студенческих научных кружков. Прошли годы, и заслуженный работник сельского хозяйства, недавний главный агроном Управления сельского хозяйства Алексей Антонович Мороз основал музей истории Управления, по большому счёту — музей истории сельского хозяйства Омской области. Его стараниями был собран богатейший материал по становлению агрономической службы в Западной Сибири и Казахстане. Именно его, А. А. Мороза, экспонатами украшен зал музея, посвящённый 400-летней истории сибирской пашни.
Некоторым музейное дело кажется скучным собиранием «застывших» фактов. Смею утверждать, что это далеко не так. История — дело живое и с годами не каменеет, время открывает новые факты, молодое поколение выдвигает свои концепции и толкования событий минувших лет. Тому яркий пример — наш музей и сама история нашего вуза. Так, в годы советской власти категорично заявлялось, что именно с её приходом был открыт сельхозинститут — в феврале 1918 года. Так было угодно и выгодно идеологам КПСС. И лишь во второй половине 80-х годов стало возможным усомниться в данном факте. А основания для сомнений были веские — архивные документы, дневники участников и современников событий 1910—1920-х годов. Удалось установить, что фактическим организатором нашего вуза был член Исполнительного бюро по созданию сельхозинститута в Омске, первый директор Омского среднего сельскохозяйственного училища (ОССХУ — преемник молочной школы с 1912 года) действительный статский советник, специалист в области зоологии и сельскохозяйственной энтомологии Петр Игнатьевич Плодовский. Он являлся другом, однокашником по Петровской академии (Московскому сельхозинституту) и соратником Акмолинского губернатора А. И. Неверова. А Неверов слыл активным пропагандистом и организатором сельхозобразования в Сибири, стал попечителем ОССХУ, а потом и сельхозинститута. Теперь этот факт нашёл своё отражение на стендах обновлённого музея, как и факт передачи дел ОССХУ на одном из февральских (1918) учёных советов директором ОССХУ К. К. Саввоном первому официальному ректору нашего вуза — В. С. Титову. Переписка одного из старейших работников института Василия Николаевича Ручкина — участника и свидетеля этого события с членом музейного совета А. Н. Сборовской — тому подтверждение. По большому счёту именно это определяет конкретные даты создания и открытия учебных заведений на Лысой горе.
Музей актуален и тем, что хранит память о первых в Омске сельхозвыставках — с 1911 года; о ставшем регулярным с 1920 года Дне урожая; о выставках сельскохозяйственной техники и инвентаря 20-х годов. Ныне, с 2003 года, сюда поступают материалы выставки «Агро-Омск». 
Так, в поисках новых фактов и документов, в их тщательном собирании, изучении и анализе меняется и развивается музей. И самое главное — он посещаем студентами и не превратился в некое пыльное помещение «с картинками». В этом заслуга всего коллектива вуза.
При поддержке гуманитарного факультета ОмГАУ и исторических факультетов Омского государственного педагогического университета и Омского государственного университета имени Ф. М. Достоевского музей становится исследовательским центром региональных проблем. Очевидно, что уровень жизни современного человека всё в большей степени зависит от его способности воспринимать и осваивать достижения в области инноваций и высоких технологий. Поэтому развитие полномасштабных интерактивных научно-познавательных центров при музеях вполне закономерно. Мне видится общественное учреждение, во многом аналогичное музею, но содержащее экспонаты интерактивного характера, которые используются для демонстрации научных явлений и фактов. С другой стороны, для прежней экспозиции, особенно по истории земледелия в Сибири и управлению агропромышленным комплексом, необходимы оригинальные экспонаты. Всё это вызывает к жизни расширение краеведческой и экспедиционной деятельности. Музей превращается в территорию «занимательной науки», сохраняя и свою образовательную функцию. Пока это касается археологической (поселенческой) и этнографо-экономической (переселенческой) коллекций музея, а также коллекции быта сибирских крестьян ХVII—ХХ веков. В перспективе — активное сотрудничество с весьма деятельным Омским филиалом Фонда культуры РФ. Отход от политизации музея — это прежде всего развёртывание музейных экспозиций, построенных на истории повседневности, на локальной истории конкретных мест (порайонно), на персональных биографиях учёных, производственников, руководителей. Музейная экспозиция и программа последовательного и целенаправленного её развития приобретают антропологическую направленность, человеческое измерение.