Андрей КОРОВИН



плавающие птицы


  плавающие птицы
  живут в глубине океана
  я прикладываю ухо к воде
  и слышу их песни
  они поют о любимых
  оставленных на земле
  в садах Семирамиды
  и Семирамида подпевает им
  мягким грудным контральто
  где те сады
  где ты Семирамида
  а плавающие птицы
  вот они в глубине океана
  каких-то две тысячи метров вглубь
  и увидишь их сидящих на ветках
  птиц похожих на женщин
  с птичьими головами
  всё у них как у женщин
  даже и голоса похожи
  только вот слов у них нет
  и живут они в глубине океана
  а кто-то 
  по странному стечению обстоятельств
  называет это местечко
  Рай


кто здесь


  однажды я съел кофейное зёрнышко
  с тех пор я не такой как вы
  с миром стали происходить странные вещи
  по ночам через распахнутое окно
  я слышу крики обезьян
  тигры моих снов
  охотятся на мартышек
  а в ванной поселились летучие мыши
  за моим окном вместо осени
  теперь растут пальмы
  а вождь соседнего племени
  хочет отдать за меня свою красавицу дочь
  потому что считает меня богачом
  из-за множества ручек
  которые я ношу в карманах
   
  зеркало и вода
  деревянные стрелки времени
  и розмарин
  сны мои становятся всё абстрактней
  я отправил письмо
  знакомой гадалке
  но мне ответили
  что такой гадалки не существует
  а по этому адресу проживает Бог
  приёмные дни вторник и пятница
  с трёх до шести
   
  я шёл к реке
  но всегда приходил к морю
  я садился в поезд
  проехать одну станцию
  а проезжал их все
  и выходил где-то на краю света
  а за углом всегда находил свой дом
   
  мир так устроен
  надгробные плиты
  лишь двери в другие комнаты
  всюду жизнь
  особенно там внутри
  возле центра земли
   
  единственное чего я не понимаю
  это причём тут женщины
  зачем они пришли в наш мир
  и почему здесь остались
  впрочем у меня есть смутная догадка
   
  по ночам тропический ливень
  шумит в моих джунглях
  и я по всему дому расставляю тазы
  потому что у меня протекает крыша
  если кто-нибудь слышит меня
  отзовитесь
   
  кто здесь 


по ком звонит колокол


  весна будний день утро
  два рыбака лежат на берегу реки
  на зеленеющих склонах 
  яркими мазками Ван Гога
  желтит мать-и-мачеха
  буквы сами собой 
  меняются местами в словах
  города снимаются с насиженных мест
  им пора
  в небе плывёт колокол
  ему уже всё равно
  по ком он звонит





в моей вселенной


  в моей вселенной столько жильцов
  что я и сам их далеко не всех знаю
   
  да это и неважно
   
  в моей вселенной всем хватит места
  каждому бездельнику и шарлатану
  каждому пахарю и пекарю
  каждому поэту и трубадуру
  каждой красавице 
  в моей вселенной
  хватит места
   
  каждому 
  кто с миром постучится в ворота 
  моей вселенной
   
  впрочем какие ворота
   
  у меня и заборчика-то
  никогда не было


так должны жить поэты


  я хотел бы жить в Феодосии
  по вечерам зажигать маяки с Левичевым
  потомком каких-то князей по одной линии
  и кажется Лермонтова по другой
  пить непременно красный портвейн «Ливадия»
  любимый портвейн Николая Второго
  или волшебную коктебельскую марочную «Мадеру»
  или божественный массандровский «Херес»
  читать друг другу Макса и Черубину
  ну на худой конец письма Пушкина
  южного периода без купюр
  провожать взглядом падающее в море
  за генуэзскими развалинами солнце
  закусывать полынную горечь неба
  жареным миндалем или домашним сыром
  а потом идти ночными улочками
  вчитываясь в низко висящие звёзды
  стараясь не задеть их головой
  и пугая бродячих собак и милиционеров
  весёлым беззаботным смехом
  последних романтиков на земле
   
  я хотел бы по утрам
  пить крепкий турецкий кофе
  в кафе на набережной
  когда город ещё только просыпается
  корабли в порту сонно переговариваются
  чайки нервно бродят по пляжу
  в ожиданьи добычи
  а Левичев видит только лишь второй сон
  ему снится что он Рудольф Штайнер
  и он проповедует тайную мудрость древних
  а я пробую рукой море
  сегодня оно мягче чем обычно
  и не так йодисто пахнет как после шторма
  это время штилей в Крыму
   
  днём у меня будет полно дел
  водить приезжих знакомых 
  по окрестным достопримечательностям
  навещать Ернева и Ковалевского в их домиках на горе
  ловить крабов в Двухъякорной бухте
  следить за тем чтобы на кладбище кораблей 
  всегда были свежие цветы
  непременно заходить в армянскую церковь
  возле могилы Айвазовского
  просто так постоять молча
  даже не зажигать свечей
   
  после полудня я хотел бы
  пить холодное коктебельское марочное «Алиготе»
  где-нибудь в тени кафе
  писать стихи и вешать их 
  на каком-нибудь сайте в интернете
  писать в Симфи Андрюше Полякову
  мол приезжай дорогой Поляков
  здесь лучше чем у вас в Симфи
  здесь есть море и крабы
  и можно по вечерам зажигать маяки 
  с Левичевым или самим по себе
  забрасывая солнце к туркам за горизонт
  наверно у них никогда не бывает ночи
   
  а у нас тут бывают такие ночи
  когда море трясётся до самых глубин
  когда молнии бьют в спины подводных лодок
  когда дождь смывает все следы
  древних и нынешних цивилизаций
  как в тот день когда мы сидели с Лёшей Остудиным
  на берегу коктебельской бухты
  и смотрели на приближающуюся от Феодосии грозу
  пили качинское «Каберне» 
  и говорили о женщинах и о любви
  только так и должны жить поэты
   
  жить
  в Крыму в Феодосии в Коктебеле
  на краю света
  там где всё начинается 
  и не заканчивается
  никогда


китайские колокольчики


  я измеряю женщин 
  китайскими колокольчиками
  сколько их прозвенит
  пока она идёт рядом
  китайские колокольчики 
  самая точная штука
  они звенят не от скуки
  а только когда есть о чём рассказать
  самое главное в женщине
  это история её души
  не глаза или попка
  не губы и грудь
  а сколько тысяч ли
  прошагала её душа
  для встречи с тобой
   
  твой колокольчик я слышу
  не перестаёт звенеть



имя любовь


  хотите знать что такое любовь
  я расскажу вам
   
  видите звезду в небе
  это любовь
  слышите стук колёс ночного поезда
  и это любовь
  слышите как Дима Воденников читает свои стихи
  и это тоже любовь
   
  любовь это только имя
  вы можете назвать им всё что угодно
  от чего перехватывает дыхание
  от чего сердце выстукивает степовую аритмию
  от чего вы не спите ночами 
  и ходите по земле
   
  скажите что ненавидите мои стихи
  и я скажу вам что это любовь







путь


  я загораюсь от спички
  как Одиссей
  у него шило в заднице
  а у меня поэма
  я никогда её не закончу
  я не люблю
  длинные формы жизни
  двадцать лет
  этот чувак куда-то стремился
  не зная что главное
  это не цель а путь
  ты являешься богом
  пока ты совершаешь движение
  неподвижный
  ты уподобляешься трупу или Будде
   
  Господи не растворяй меня
  в сонме твоих уставших
  дай мне веру пути и силу пути
   
  все мы в послании
  от меня — к тебе
  от тебя — к Нему
  от Него — к себе
   
  Москва