Александр НОВГОРОДЦЕВ

  Северное сияние в городе


  Ну, казалось бы, правда: где полюс,
  А где мы —
  Только вдруг небеса раскололись
  Среди тьмы,
   
  Только сполох встаёт над крышей
  В полный рост
  Выше города, смога выше,
  Ниже звёзд,
   
  Над антеннами повисает
  Пеленой,
  В облаках ночных начинает
  Танец свой.
   
  Долог путь из широт полярных
  К нам в края…
  Словно рокот бубна шамана
  Слышу я.
   
  Тундры дар, холодное пламя
  Дышит льдом,
  Развевается, будто знамя,
  За окном.
   
  Изумрудная, голубая
  Полоса…
  Пляшет, верить вновь заставляя
  В чудеса.
   
  Замер город, проснутся люди
  Поутру…
  Кто-то крестится: «Что же будет?..
  Не к добру…»,
  Кто-то тайну изучит эту
  Со всех сторон,
  Кто-то утром черкнёт в газету
  Фельетон…
   
  Это — завтра. Пока над нами
  В небесах
  Наше северное сиянье.
  Чудеса!..


  Шаман


  Сизый дым всю округу одел, как туман,
  Скачет быстрый огонь меж камней…
  Знаю: там, на болотах, колдует шаман,
  Сеть несчастий плетёт для людей.
   
  Там, где россыпь обманных огней до утра,
  Где в ложбинах туман-молоко,
  Среди кочек и мхов он кружи?т у костра,
  Рваный плащ свой взметая рукой,
   
  Держит посох и флягу в костлявых руках,
  Рассыпает над углями яд,
  Корни злобы людской и беду в порошках —
  Искры в тёмное небо летят,
   
  Моровое поветрие машет серпом,
  Едкий дым над землёю плывёт…
  Оттого-то тревога вползает в наш дом
  В деревушке у края болот.
   
  К нам, прижатым друг к другу, над скатами крыш
  Тянет руки горбатая тень…
  Ни жива ни мертва ты, стеная, лежишь
  В лихорадке четвёртый уж день:
   
  Пышет жаром лицо, как в полуденный зной,
  А ладонь — холодней чешуи…
  Древний злой мир трясин, потревоженный мной,
  Запустил в тебя когти свои.
  Вновь ты стонешь во сне, и целебный бальзам
  Не вернёт твоим грёзам покой…
  Значит, бубен возносит шаман к небесам
  И камлает над тёмной водой.
   
  Тень дробится в воде, устремлённая вдаль, —
  Скручен посох, горбата спина.
  Что все наши молитвы, вся верная сталь
  Против силы того колдуна?..
   
  Вновь с дурманной травой он склонится к огню,
  И лишь вера останется нам…
  Только в тысячный раз я повязки сменю
  И безмолвно скажу: «Не отдам!
   
  Не уйду! Отойти не посмею на миг!
  Заслоню — смерть пройдёт стороной!..
  Убирайся в туманы, проклятый старик!
  Уходи! Или бейся со мной!..»
   
  Пусть погибельный дым к нам ладони простёр —
  Спи спокойно, не бойся его!
  Я взлечу сквозь туманы, и плюну в костёр,
  И разрушу его колдовство!