Елена ЧАЧ


  * * *
  Пусть — снега. Не медвежий угол.
  Жизнь вступает в свои права.
  И лежат нефтяные трубы
  там, где Меншиков зимовал.
  А избушки — всё чаще в сказке…
  Но курортный ищу уют
  там, где люди у гор Кавказских
  минеральную воду пьют,
  где торговец ответит бойко
  с адыгейским акцентом… где
  о Сибири напомнит только
  ковшик месяца на воде.


* * *
Мне светло оттого, что вы есть, и от радости: будет
Воскресенье Христово, — от этого ныне светло.
Я улыбку дарю бессловесно: в апрельские будни
дорастает душа до несказанных радостных слов.
Чтоб однажды проснуться в весну, чтобы выдохнуть: 
                                                                «Здравствуй...»
«Здравствуй!» — утру навстречу и солнечным бликам вокруг.
С детства верю, что солнце, ликуя, играет на Пасху,
только вот почему-то никак подглядеть не могу.
А когда, разуверившись, думаю: сказки не будет
и сейчас на Земле — лишь уныние день ото дня, —
мне на этой Земле, словно в сказке, встречаются люди,
что и духом, и словом своим превосходят меня.


  * * *
  Время встать на крыло, спеша
  в осень (будто спеша в дорогу).
  Время помнить, что есть душа
  и что душу должна Богу.
  Оттого и дышать вольней,
  а мечтается осторожней
  на окраине ясных дней
  между волей своей и Божьей.
   

  * * *
  Давайте сядем тихо в круг,
  закроем двери.
  Есть в каждом доме свой испуг
  и страх потери.
  Мы этот круг плотней сомкнём,
  пока есть силы:
  мне в одиночестве моём
  невыносимо.
  …и мрак не властен. Даже страх
  не властен вовсе,
  когда есть друг, когда в глазах
  есть неба отсвет.


  * * *
  Листвой и солнцем город замело.
  Поверим: холодов не будет вовсе.
  Как промежуток между «до» и «после» —
  последнее осеннее тепло.
  Последнее… и солнце, заходя,
  нам самый тонкий луч оставит осью
  для радости, для памяти. А осень
  удержится на паузе дождя.
  …И через сырость, вставшую стеной,
  мы смотрим вновь на узенькую просинь
  и то ли вопрошаем, то ли просим,
  как голуби, глядящие в окно.